Главная страница

Титульная страница

 

КРИТИКА І ТОМА

НАЧАЛО КРИТИКИ І ТОМА:

КРИТИКА ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ

44.2.1-2

“Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода, - соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места. Меновая стоимость кажется поэтому чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость… представляется каким-то… противоречием в определении”.

А. Соотносительное определение стоимости

Трудно не согласиться с тем, что стоимость является соотношением. Соотношение остается лишь в одном: является ли это соотношение только количественным? Ведь при сопоставлении товаров в процессе обмена их качественные характеристики обязательно учитываются. Причем, учитываются они, как минимум, в двух смыслах.

Во-первых, мы учитываем качество товаров в высшем, философском смысле определенности товара, отличия его от товара другого рода. Ведь никто не обменивает бездумно свой товар на точно такой же другой товар. Обмен обязательно идет на товар другого рода, товар другого качества в философском смысле этого слова.

Во-вторых, качество товаров учитывается и в обыденном смысле – как соответствие товара некоторому его идеальному образцу. Разве нужно доказывать тот факт, что само количество товара, участвующего в обмене, напрямую зависит от его качества в рассматриваемом смысле? К примеру, при прочих равных условиях, количество товара в обмене будет тем меньше, чем выше его качество в смысле соответствия товара некоторому обязательному образцу.

Значит, при определении стоимости нужно брать не только количественное соотношение, но и соотношение качественное, брать соотношение в целом, полностью, брать его вообще.

Учитывая сделанное уточнение и тот факт, что в критикуемой цитате словосочетание “потребительная стоимость” обозначает просто товар, формулировку соотносительного определения стоимости можно дать в следующем виде:

стоимость товаров есть количественное и качественное соотношение, в котором товары одного рода обмениваются на товары другого рода.

Б. Стоимость товаров и стоимость товара

Нужно обязательно отметить то, что в первом предложении цитаты Маркс говорит о стоимости вообще, о стоимости товаров, о стоимости без привязки ее к одному из участвующих в соотношении товаров. А во втором он говорит уже о стоимости одного, отдельного товара.

Ясно, что стоимость товаров и стоимость товара – это вещи близкородственные, но, также ясно, что это вещи не тождественные. И поэтому их нужно в обязательном порядке различать.

В. Внутренняя и внешняя стоимость товара

Из факта изменчивости соотношения товаров автор “Капитала” делает вывод, что есть два вида стоимости товара: внешняя, которая “кажется… чем-то случайным и чисто относительным”, и “внутренняя, присущая самому товару”, и, надо полагать, абсолютная, необходимая и постоянная.

Налицо очевидное отклонение от соотносительного понимания стоимости к абсолютному ее пониманию. К пониманию стоимости как того, что способно существовать в одном, отдельно взятом товаре. Отклонение, причиной которого является извечное стремление человека в текучем, непостоянном мире найти что-то неизменное, постоянное, надежное, найти твердую почву под ногами.

45.2.1-4

“Возьмем…два товара, например пшеницу и железо. Каково бы ни было их меновое отношение, его всегда можно выразить уравнением, в котором данное количество пшеницы приравнивается известному количеству железа, например: 1 квартер пшеницы = а центнерам железа. Что говорит нам это уравнение? Что в двух различных вещах – в 1 квартере пшеницы и в а центнерах железа – существует нечто общее равной величины”.

А. Уравнение стоимости

А нам это уравнение говорит о том, что здесь допущены, по крайней мере, две ошибки. Во-первых, отношение вещей произвольно заменяется их равенством, а во-вторых, в полученном равенстве производится соизмерение неоднородных, т. е. несоизмеримых, величин.

Абсурдность уравнения Маркса лучше видна, если это уравнение представить в следующем виде:

1 квартер пшеницы – а центнеров железа = 0. (1)

Ведь составлять такое уравнение – это все равно, что говорить будто

1 час – 5 км = 0, (2)

лишь на том основании, что скорость тела есть отношение, равное 5 км/час.

Б. Формула стоимости товара

Не разумное ли отношение товаров как отношение и выражать? Т. е. считать, исходя из наблюдений за практическим использованием понятия “стоимости товара”, что стоимость товара А (СА) есть отношение к нему товара Б:

СА = Б/А. (3)

А стоимость товара Б (СБ) есть обратное этому отношение:

СБ = А/Б. (4)

Таким образом, получается, что стоимость товара есть обыкновеннейшая функция двух переменных. Величина которой для данного товара зависит прямо пропорционально от количества другого товара и обратно пропорционально от количества самого товара.

В. Общее в товарах

Безусловно, в любых двух товарах есть нечто общее. Но для объяснения величины стоимости общее в товарах нужно искать лишь в том случае, если стоимость товара понимается как величина абсолютная.

Если же понимать стоимость товара как отношение, то вопрос об общем в товарах может быть вынесен за скобки вопроса о величине стоимости. Ибо величина эта определяется исключительно количествами входящих в стоимостное отношение товаров.

Маркс, совершив одну ошибку (заменив отношение равенством), с необходимостью совершает и вторую – ищет основание произвольно введенного равенства. Так как хорошо понимает, что без однородности нет соизмерения, а без соизмерения – равенства.

45.4.1-3

“Этим общим не могут быть геометрические, физические, химические или какие-либо иные природные свойства товаров. Их телесные свойства принимаются во внимание вообще лишь поскольку от них зависит полезность товаров, т.е. поскольку они делают товары потребительными стоимостями. Очевидно, с другой стороны, что меновое отношение товаров характеризуется как раз отвлечением от их потребительных стоимостей”.

46.3.1

“Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остается лишь одно свойство, а именно то, что они – продукты труда”.

Отличительный признак товара

Это утверждение Маркса является грубым искажением действительности в угоду трудовой теории стоимости (ТТС).

Ведь общеизвестно, что есть довольно много товаров, к производству которых труд не имеет никакого отношения. А значит, что не все товары относятся к продуктам труда. Трудовое происхождение товаров представляет собой лишь частный признак товаров, и распространять этот признак на все множество товаров, – значит, совершать явную логичную ошибку.

Причины ошибки Маркса в определении отличительного признака товара, как мне думается сейчас, есть две. Первая заключается в том, что все предыдущее есть подгонка под наперед известный результат, подгонка текста под введение основного принципа ТТС, принципа, согласно которому стоимость определяется исключительно трудом, затраченным на производство товара.

Вторая причина – чисто психологическая. Дело в том, что когда мы имеем перед собой некоторое множество предметов (в нашем случае – товаров), то в глаза бросается, прежде всего, то, что присуще большинству представителей данного множества. И за бортом остается та немаловажная деталь, что есть небольшое количество элементов множества, которое данным признаком не обладает.

Этим меньшинством мы сознательно или бессознательно (не видя его) пренебрегаем. В результате чего всему множеству приписывается признак большинства, признак, которого в действительности нет у всех элементов множества. И который, поэтому, никак не может быть отличительным признаком всех предметов данного множества.

46.4

“Рассмотрим теперь, что же осталось от продуктов труда. От них ничего не осталось, кроме одинаковой для всех призрачной предметности, простого сгустка лишенного различий человеческого труда, т.е. затраты человеческой рабочей силы безотносительно к форме этой затраты. Все эти вещи представляют собой теперь лишь выражения того, что в их производстве затрачена человеческая рабочая сила, накоплен человеческий труд. Как кристаллы этой общей им всем общественной субстанции, они суть стоимости – товарные стоимости”.

А. Сгусток труда

Что такое “сгусток труда”? Может ли труд, который представляет собой процесс, происходящий между исполнителем и предметом труда, “загустеть” и перейти в будущий товар? Может ли труд получить “предметность”, пусть даже и “призрачную”? Может ли он, проще говоря, стать веществом товара?

Без сомнения, в результате труда происходят определенные изменения в предмете труда, но эти изменения являются не самим трудом, а лишь его следствием, результатом. Труд же – это процесс, который прекращает свое существование после исполнения. Он исчезает, оставляя после себя лишь свои последствия. Поэтому нужно признать, что “сгусток труда” - это фантазия, за которой в действительности ничего не стоит. Никакого “сгустка труда” в природе нет и быть не может.

Б. Отождествление стоимости с трудом

Фактически, в последнем предложении цитаты Маркс отождествляет стоимость товара с трудом. Правда, делает он это в художественной форме. Труд у него мыслится как сгусток вещества, а сам сгусток – как совокупность гипотетических кристаллов.

47.1.2

“Если мы действительно отвлечемся от потребительной стоимости продуктов труда, то получим их стоимость, как она была только что определена”.

Трудовое определения стоимости

Говоря об определении стоимости, Маркс, конечно, имеет в виду абзац 46.4. Но, как мы видим, в нем самом формулировки определения стоимости нет. Поэтому такую формулировку придется дать нам.

Исходя из слов автора “Капитала”, можно сказать так: стоимость товара есть “лишенный различий человеческий труд”, “накопленный” в товаре.

Определение такое не годится по следующим причинам.

Во-первых, не все товары, как уже было сказано, являются продуктами труда. Следовательно, трудовое определение стоимости не может быть распространено на все товары. Оно не обладает полнотой, на которую претендует.

Во-вторых, самого труда, как такового, в товарах нет. Значит, и стоимость им быть не может. Даже если допустить, что она может существовать в отдельно взятом товаре.

В-третьих, трудовое определение стоимости противоречит данному выше самим же Марксом соотносительному определению стоимости.

Вывод: трудовое определение стоимости должно быть отброшено, как ошибочное, ложно, вводящее людей в заблуждение.

47.1.3

“Таким образом, то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость”.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Сначала Маркс для объяснения стоимости начинает искать общее в товарах, а потом, ничтоже сумняшеся, отождествляет это общее со стоимостью. Логика его проста:

    1. При обмене товары приравниваются.
    2. Значит, в них должно быть что-то общее. Иначе приравнивание невозможно.
    3. Это общее есть труд, “вложенный” в каждый из товаров.
    4. Стоимость товара – это труд.
    5. Следовательно, общее в товарах есть стоимость.

Возможно, при обмене товаров что-то и приравнивается (это нужно будет еще разобрать). Но то, что это не труд по изготовлению или добыче товаров, уже сейчас совершенно ясно. Ибо труд “вкладывается” не во все товары.

Значит, стоимость не может быть тем общим в товарах, которое подразумевает Маркс. Даже если допустить, что она абсолютна и что она есть труд.

47.2.1

“Итак, потребительная стоимость… имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлен, или материализован, абстрактно человеческий труд”.

А. Труд как условие существования стоимости

Выставление труда в роли условия, необходимого для существования стоимости, ошибка, базирующаяся на двух ложных утверждениях: 1) все товары производятся трудом, и 2) стоимость есть труд, “загустевший” в товаре.

Существование стоимости не зависит абсолютно от труда. Практика показывает, что стоимость есть и там, где труда нет. Существование стоимости зависит от труда лишь в том случае, когда существование самого товара невозможно без труда.

Иначе говоря, зависимость существования стоимости от труда не является жесткой, постоянной. Зависимость эта существует только при определенных условиях.

Б. Овеществление, материализация труда

Утверждение о материализации труда тесно связано с представлением о сгустке труда. Потому, что сам сгусток есть результат такой материализации. И если доказано, что никаких сгустков труда в природе нет, то нет и никакой материализации труда, нет никакого его овеществления.

Вообще, все размышления о сгустках и овеществлениях труда, вероятно, имеют одну причину: они есть следствие буквального понимания некоторых речевых оборотов. Они берут свое начало от выражения “вкладывать, вложить труд в товар”.

Однако понимать буквально слова не всегда следует. Например, когда мы говорим, что чайник кипит, то это совсем не значит, что кипит сам материал, из которого изготовлен чайник. Это обычно значит, что кипит вода, находящаяся в чайнике.

47.2.2-4

“Как же измерять величину… стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда, этой “созидающей стоимость субстанции”. Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определенных долях времени, каковы: час, день и т. д.”.

Единицы измерения стоимости

Автор Библии рабочего класса рассуждает вполне логично. Если стоимость есть труд, то ее нужно измерять в тех же единицах, что и труд. А если труд измеряется в единицах времени, то, естественно, и стоимость должна измеряться в этих же единицах.

Все было бы хорошо, если бы была верна первая посылка. Если бы было верно, что стоимость есть труд, Но так как эта “истина” неверна, то неверным оказывается и все логически верное рассуждение.

Против вывода о том, что стоимость должна измеряться в единицах времени можно выдвинуть следующие контраргументы:

    1. Если стоимость измеряется в единицах времени, то это значит, что она является процессом. Но сие, как-то, не вяжется с мыслью Маркса о сгустке труда. Как же сгусток труда, т. е. вещество, может обладать длительностью?
    2. Почему Маркс в качестве единиц измерения труда берет только единицы времени? Ведь труд можно измерять не только в этих единицах, Его можно измерять, например, в натуральных единицах. В килограммах, метрах, штуках и т.п. Значит, если быть последовательным, то и стоимость должна измеряться в килограммах, метрах и штуках. Что, очевидно, нелепо.

Единицы времени – это единицы абсолютные. А так как стоимость является величиной относительной, то измерять ее ни в этих, ни в каких-либо других абсолютных единицах нельзя. Стоимость товара следует измерять отношением тех единиц, в которых измеряются товары, образующие стоимость. Например, если товар А измеряется в штуках (шт), а товар Б – в килограммах, то единицей измерения стоимости товара А будет отношение кг/шт, а стоимости товара Б – отношение шт/кг.

47.3.1

“Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства, то могло бы показаться, что стоимость товара тем больше, чем ленивее или неискуснее производящий его человек, так как тем больше времени требуется ему для изготовления товара”.

Ахиллесова пята ТТС

Здесь мы подошли к самому уязвимому месту ТТС. В самом деле, если принять, что величина стоимости товара определяется количеством труда, то это значит, что между стоимостью товара (СТ) и трудом (Тр) существует прямо пропорциональная зависимость типа:

СТ = Тр. (5)

Теперь, если в качестве труда брать не труд вообще, а конкретный труд (КТр), затрачиваемый на производство конкретного товара (КТ), то для этого товара полученная зависимость примет следующий вид:

СКТ = КТр, (6)

где СКТ – стоимость конкретного товара. Ведь мы не должны изменять характер математической зависимости, если она берется не в общем, а в частном виде.

По это формуле, т. е. по логике ТТС, получается, что больше за свой товар на самом деле должен получать именно тот, кто работает хуже, тот, кто тратит больше труда. Что прямо противоречит опыту. Так как покупателя совсем не интересует, сколько труда было затрачено на производство данного товара, и был ли вообще затрачен какой-либо труд. Покупатель платит одинаковую цену за товары одинакового качества. Несмотря на то, что, быть может, на производство этих товаров был затрачен разный труд. Все дело решает количество товара, присутствующего на рынке, а не то, каким образом это количество возникло.

Как известно, Маркс вышел из затруднительного положения с помощью замены конкретного труда “лишенным различий”, “одинаковым” человеческим трудом, абстрактным трудом, трудом вообще. Или, если говорить не о труде, а о рабочем времени, то конкретное время он заменил “необходимым в среднем или общественно необходимым рабочим временем”.

Однако и эта уловка не спасает ТТС. И чтобы доказать это, рассмотрим пример, который сам Маркс приводит в подтверждение своих рассуждений.

47.3.6-7

“…В Англии после введения парового ткацкого станка для превращения данного количества пряжи в ткань требовалась, быть может, лишь половина того труда, который затрачивался на это раньше. Конечно, английский ручной ткач и после того употреблял на это превращение столько же рабочего времени, как прежде, но теперь в продукте его индивидуального рабочего часа была представлена лишь половина общественного рабочего часа, и потому стоимость этого продукта уменьшилась вдвое”.

Да, действительно, при увеличении производительности труда в производстве ткани вдвое стоимость ее упадет вдвое. Но здесь нужно обязательно отметить, что произойдет это только и только при соблюдении определенных условий.

Во-первых, необходимо, чтобы рост производительности труда в производстве ткани вдвое обязательно сопровождался ростом объемов производства ткани вдвое.

Во-вторых, необходимо, чтобы весь прирост объемов производства ткани был выброшен на рынок, а не вывезен за рубеж или припрятан.

В-третьих, нужно, чтобы все прочие условия внутри Англии оставались неизменными. В тот период времени, о котором идет речь.

И достаточно хотя бы одному из этих условий не осуществиться, чтобы утверждение Маркса оказалось неверным. Например, если по мере роста производительности труда в производстве ткани запасы пряжи будут оставаться на старом уровне, то капиталисты будут вынуждены увольнять своих рабочих. С таким расчетом, чтобы общее количество производимой ткани не изменилось.

В этом случае новое количество ткани (КТў ) будет равняться старому количеству ткани (КТ), и новая стоимость ткани (СТў ) останется равной старой стоимости ткани (СТ):

СТ = пусто/КТў = пусто /КТ = СТ. (7)

(Место числителя в этой формуле оставлено пустым не по ошибке, а специально. Чтобы показать, что Маркс в своих рассуждениях о стоимости ткани не учитывает то, что происходит с другими товарами. Т. е. он неявно предполагает, что изменения происходят только в производстве ткани. А во всем остальном царит мир и покой.)

Допустим теперь, что пряжи у производителей ткани достаточно, и они рабочих не увольняют. Это будет означать, что рост производительности вдвое вызывает и двойной рост объемов производства ткани. Но и в этом случае вовсе не значит, что стоимость ткани упадет вдвое. Ведь рыцари капитала не лыком шиты. Они могут весь прирост ткани вывезти, например, за рубеж или припрятать. Именно с целью недопущения падения внутренних цен на ткань. И здесь, как и в предыдущем случае, количество ткани, которое будет выбрасываться на рынок, не изменится, и цена на нее, вопреки уверениям Маркса, останется неизменной.

Но пускай теперь, и производительность труда растет, и рабочих не увольняют, и ткань за рубеж не вывозится. Пусть новое количество ткани на рынке будет больше старого в два раза. Значит ли это, что обязательно произойдет падение стоимости ткани?

Совсем нет. Потому, что стоимость ее зависит не только от количества самой ткани, но и от количества тех товаров, на которые ткань будет обмениваться. И тут возможны самые разные варианты. Рассмотрим пока только два из них.

Предположим, что одновременно с ростом производительности труда в производстве ткани произошел такой же рост производительности в производстве, к примеру, пшеницы. И новое количество пшеницы (КПў ) стало вдвое больше старого (КП).

Совершенно очевидно, что никакого повышения стоимости ткани в отношении с пшеницей не будет. Так как “пшеничная” стоимость ткани (ПСТ) есть отношение пшеницы к ткани:

ПСТў = КПў /КТў = 2 КП/2 КТ = ПСТ. (8)

Допустим, наконец, что с тканью и пшеницей произошло то, что описано в предыдущем варианте, а в производстве третьего товара, скажем, железа, никаких изменений не произошло. И новое количество железа (КЖў ) осталось равным старому (КЖ). При таком развитии ситуации складывается очень интересная интрига: в соотношении с одним товаром (пшеницей) стоимость ткани не изменяется, а в соотношении с другим происходит то, о чем говорит Маркс. Новая, “железная” стоимость ткани (ЖСТў ) становится вдвое меньше старой (ЖСТ):

ЖСТў = КЖў /КТў = КЖ/2 КТ = 0,5 ЖСТ. (9)

Таким образом, в своем утверждении Маркс отразил только один из всех возможных вариантов развития событий. И ошибка его заключается в том, что вариант это он абсолютизирует. Считает его единственно возможным, не видя все других вполне реальных комбинаций.

48.1.1

“Итак, величина стоимости данной потребительной стоимости определяется лишь количеством труда, или количеством рабочего времени, общественно необходимого для ее изготовления”.

Корни ТТС

Поразительно! Почему Маркс вслед за Смитом и Рикардо так упорно держится мнения, будто стоимость товара определяется исключительно трудом? Что это? Историческая ограниченность? Навязчивая идея? Или это мнение, которое имеет под собой объективное основание?

Приходится признать, что основание такое есть. И очень веское. Потому, что стоимость товара действительно зависит от труда, от количества труда, вложенного в товар. Но, и на это нужно обратить особое внимание, стоимость товара зависит от труда не прямо, а опосредованно, через количество товара. Связь здесь не однозвенная (труд – стоимость), а двухзвенная (труд – количество товара – стоимость). От количества труда, необходимого для производства товара, от трудоемкости товара зависит то его количество, которое будет выброшено на рынок. А значит, зависит, в конечном счете, и стоимость товара.

Ошибка создателей и сторонников ТТС как раз в том и заключается, что они постулируют прямую, а не опосредованную связь между трудом и стоимостью товара. Они чувствуют, видят, что такая зависимость есть, но не представляют себе четко характер это зависимости. Как в поговорке: слышал звон, но не понял, откуда он.

Адепты ТТС, ослепляя себя абсолютизацией зависимости стоимости от труда, впадают и в другую ошибку. Они, считая, что только труд образует стоимость, не видят того, отказываются понимать то, что труд является только одним из факторов, влияющих на стоимость. Главным фактором, судя по всему, но только одним. Из всех возможных. Другие факторы, бывает, не менее сильно, чем труд, влияют на стоимость.

Написано: 27.07.2000.

Вторая редакция: 15.02.2001.

 

Первое продолжение

Hosted by uCoz